Сейчас не об этом: Александр Педан о состоянии транса, работах Бэнкси и брани

«Сейчас не об этом», — говорим мы героям нашей новой рубрики, привыкшим во всех интервью рассказывать о творчестве, новых проектах и достижениях на профессиональном поприще. Мы же предлагаем им отвлечься от рабочих дел, расслабиться и поболтать о несвойственных, философских или ироничных темах, которые они выбирают вслепую, вытягивая их из нашей вазы «на удачу». 

Новым героем рубрики стал телеведущий Александр Педан. За чашкой кофе и авторскими десертами на летней террасе Secret Garden by Sweet Book в отеле Riviera House он рассказал, чем его может обидеть жена, за что ему в последний раз было дико стыдно и почему он считает Дэмьена Херста аферистом.

Комплименты

По отношению к себе комплименты — это лесть. Мужчина должен быть красив, в первую очередь, делами. Я считаю себя красивым мужчиной, потому что у меня двое детей, я их обожаю, я выполняю свои супружеские обязательства и у меня достаточно успешная карьера. Я — глава в семье. Но если говорить о работе, конечно, всегда приятно, когда твои результаты хвалят. Я стараюсь объективно оценивать то, что делаю. В моей работе уж точно это важно, иначе можно зазвездиться. И это опасно тем, что человек останавливается, прекращает развиваться и его уже завтра обгоняют другие.

Мне до сих пор неловко, когда девушки подходят и говорят: «Ты красивый мужчина!». Я тушуюсь. Но лет десять назад, когда я начинал свое творчество и сам себя хотел, любил, желал и так далее, мне бы это очень сильно понравилось. Со временем все поменялось. С появлением  детей у меня сместились акценты.

Комплименты бывают разные. Например, на улице от девочки: «Можно с вами сфоткаться? Вы такой классный и так нравитесь моей маме». И я не сразу воспринимаю это как комплимент. Потому что девочке на вид лет 20. С одной стороны это ужасает, а с другой я вспоминаю, что мне 37 и, наверное, это нормально. Хорошо, что я не бабушкин кумир.

Другое дело — комплименты дамам. Я считаю, что нельзя льстить, нужно стараться говорить правду. Пусть комплимент будет проще, но честный. В противном случае, иногда лучше промолчать.

Искусство

Обожаю современное искусство за то, что художники достигли вершины в маркетинге. Как по мне, современное искусство – это чисто правильная подача через правильных инфлюенсеров. Например, Дэмьен Херст – аферист века. Череп в бриллиантах, акула в формалине – это просто крутой пиар, художественная ценность здесь абсолютно не важна.

Классическое искусство как хороший коньяк – оно не может не нравиться. В Риме мне удалось попасть в Сикстинскую капеллу и на потолке увидеть эту маленькую фреску «Сотворение Адама». Мне в голове не укладывается, что Микеланджело написал это на потолке, что это даже не картина на привычном полотне. В то же время эта небольшая фреска стала, наверное, самым распространенным изображением, которое можно встретить на любой сувенирной и не только продукции — футболках, открытках, посуде. Это просто разрыв шаблона.

Когда-то давно я увидел «Девятый вал» Айвазовского в его музее в Феодосии. На картине, помимо прочего, изображена лунная дорожка, и она приковывает взгляд до мурашек. Это и есть настоящее искусство. Оно должно быть выдержано временем – если о нем не забыли, о нем знают и на нем зарабатывают – это успех.

Если сравнивать главных творцов ХХ века Энди Уорхола и Сальвадора Дали, то Дали – гений, а Уорхол – мастер маркетинга. Уорхол просто нашел некую форму, которая отлично открывалась под наркотиками того времени.

Из современников мне больше всего нравится  Бэнкси. Его выходка со шредером – самое крутое, что можно было наблюдать в современном искусстве за последнее время. Безусловно, у него лучшая легенда не только в современном искусстве, но и в шоу-бизнесе – его никто не знает, но все хотят увидеть, рассекретить, овладеть работами. В то время как он выходит и просто создает новые работы. Кроме того, внутри его работ — социалка, важные манифесты, а не просто красивые картинки.

Благодарность

Благодарность – самое важное в жизни. Этому я учу сейчас сына.

У меня с женой вечная проблема. Я люблю, когда мне говорят «спасибо», когда меня благодарят за то, что я сделал. Для меня это важнее, чем похвала или комплимент. Большинство того, что я делаю для семьи, понятное дело, бескорыстно. Но хочется услышать в ответ, что это не зря. Мы почти 16 лет женаты, привыкаем к каким-то вещам, что-то становится обыденным, и мы забываем о такой мелочи, как сказать «спасибо». Относимся, как к должному к каким-то поступкам, и иногда из-за этого опускаются руки. Можно и не говорить, достаточно улыбки или взгляда, но этот знак благодарности для меня очень важен.

Вот недавно я помыл посуду после гостей. Как по мне, я убрал все идеально — Золушка на меня молится. И тут приходит жена и говорит, что я где-то стол не протер. Даже не так, — она просто взяла тряпку и начала сама его протирать. И никакого «спасибо» за всю ту работу, которую я проделал. Cчитаю, что для любого мужчины — это плевок в душу.

Женщины, хвалите своих мужчин даже за купленный хлеб. То, что он угадал и купил нужный хлеб — это иногда, как кому-то жизнь спасти. Мы, мужчины, покупаем тот хлеб, который на нас смотрит. А как еще покупать, по какому критерию выбирать — самый дорогой? Самый красивый? Нужно конкретизировать – например, полбатона или гречневый багет. Потому что я домой принесу то, что мне показалось нужным, а мне вместо «спасибо» скажут: «Что это ты принес? Ты что, не знаешь, какой мы хлеб едим?».

Я всегда говорю «спасибо» жене, дочери, даже сыну иногда, когда он что-то произнесет хорошее, обнимет или не убегает от меня. Меня так с детства приучили. Сказать «спасибо» и извиниться – две вещи, которые я умею, делаю и требую от всех.

Я не сектант, чтобы каждое утро благодарить жизнь за то, что она есть. Скорее, надо ценить то, что имеешь. Я сейчас вернулся с гор и понимаю, что все, что в обычной жизни казалось проблемами, неудобным и дискомфортным, на самом деле – дар. Нужно просто осознать это. Например, для кого-то дети – обуза, а для других – самое большое счастье в жизни.

Брань

С одной стороны брань – неотъемлемая часть жизни, а с другой – все мы не хотим, чтобы наши дети матерились. Я за то, чтобы брань либо добавляла красок, либо усиливала эффект. В этом контексте острота речи работает. И психологи говорят, что в критической ситуации выругаться скорее полезно, чтобы выплеснуть эмоции, а не наслаивать их внутри.

Если переносить брань на творчество, оно имеет место быть. Но там, где оно не массовое и не поддерживается государством. Я на своем Youtube-канале не матерюсь принципиально, потому что меня смотрят дети. По этой же причине я не поддерживаю мат на телевидении.

Тут можно провести параллель с эротикой и порно – все смотрят, но его не показывают по телеку, и мы не хотим, чтобы наши дети это видели раньше времени. Хотя при желании все можно найти.

Ходить по улице и материться – это некультурно, неприятно и плохо. Недавно я случайно выругался в общественном месте, и в этом же момент обернулась мама с ребенком, посмотрев мне в глаза. Этот момент был самым стыдным за последнее время, мне хотелось сквозь землю провалиться.

Нетрадиционная медицина

Я из тех странных людей, которые верят в гипноз. Благодаря гипнотерапии я перестал грызть ногти, а эта вредная привычка со мной была 35 лет. Чем мне только пальцы не мазали, все без толку. Это на подсознании и искоренить это невозможно. Все равно, в критических ситуациях я засовывал пальцы в рот. Но только с гипнотизером я погрузился в транс, и мы в процессе терапии вернули меня в детство. Он нашел очаг, когда это началось. Я четко увидел себя, которого оставили в коляске ненадолго, но я испугался, сначала звал родителей, а когда никто не пришел – начал сосать палец. А с годами сосательный рефлекс перешел в то, что я начал грызть ногти и это меня успокаивало, давало сосредоточиться.

Транс – состояние полудремы, когда закрыты глаза, ты видишь, как наяву, а тебя направляют будто вслепую на ощупь. Но это работает, только если веришь в это и готов работать с терапевтом. С психологом так не сработает, потому что это записано у тебя в подсознании, а оно формируется до младшей школы и потом остается неизменным. А гипнотизер позволяет перезаписать ситуацию. И вот мы с ним посмотрели, сопоставили, как бы я повел себя, уже будучи взрослым. После этого важно помнить об этом дня два, а потом вредная привычка исчезает.

Гадалки, привороты, отвороты – я боюсь этого, не пробую и сторонюсь. Я очень доверчивый и порой верю в это. И все же я сначала бы пошел и сдал анализы, проверился у врача и уж тогда, может быть, пил бы мочу енота, укладывался на иголки и так далее.

Я из тех, у кого нет времени, и я отдам предпочтение таблетке вместо того, чтобы испытывать на себе бабушкины рецепты от простуды. С моим темпом нет времени на эксперименты. Обычный насморк длится пять дней. Да, за это время можно пить малиновый чай и засовывать чеснок в нос, а можно ничего не делать и все равно все пройдет через те же пять дней. Но на работе я не могу гнусавить, так что я просто возьму спрей и смогу говорить нормально.

Не понимаю, когда люди уходят в астрал, едут в Южную Америку пить отвар аяуаска. Этого же всего можно достичь простой йогой, даже не выходя из дома. А люди готовы платить бешенные деньги за то, что даже не помогает, а просто на короткое время облегчает симптомы. Важно понимать, что все это не решает проблему.

Даже у нас в церквях все создано для того, чтобы немного ввести человека в транс, расслабить. Свечи отражаются в стеклах икон и в глазах появляются блики, ладан дурманит сознание, закрытое помещение вызывает гипоксию, и мелодика закрепляет это состояние.

Я агностик, читаю фэнтези и верю во всякую ерунду. Но поддерживаю традиционную медицину.

Фото: Ден Бобров

No Comments Yet

Leave a Reply

Your email address will not be published.