Первые бьюти-уроки: известные мамы тестируют косметику вместе с дочками

Первая помада, мамины румяна, мерцающий хайлайтер и желание хоть раз втихаря от родителей накрасить ресницы. Такие моменты формируют понятие девочек о красоте и уходе за собой. Мы совместно с брендом органической натуральной косметики Couleur Caramel решили поговорить с известными мамами о том, как они относятся к детскому макияжу, что позволяют дочерям, делятся ли с ними своей косметикой. В нашей беседе приняли участие телеведущая Валентина Хамайко с 10-летней дочерью Соломией, продюсер ЮЛА с дочками — 8 летней Алисой и 6-летней Лолитой, а также телеведущая и мама 4-летней Полины Татьяна Терехова. 

Бьюти-девичник с безлимитным доступом к средствам Couleur Caramel, которые могли на себе протестировать и мамы, и дочки, мы устроили в ярких стенах бутика детской одежды “Hi, Mom!”.

Валентина Хамайко с дочерью Соломией 

Валентина Хамайко: «Мої діти любили гратися з косметикою змалечку. Я ніколи не забороняла, тому що це класно, коли дівчинка вміє за собою доглядати. Але ми домовлялися, коли це допустимо, а коли — ні. Якщо донька хоче гратися і пробувати різні кольори на своєму обличчі  – нехай пробує, але вона цього робити не буде, коли йде в садочок. Вдома вона любила фарбуватися поки чекала тата з роботи, просила на Новий рік у подарунок косметику».

Татьяна Терехова: «Собственный опыт и воспоминания непосредственно влияют на воспитание, когда уже ты становишься мамой. Мне не разрешали краситься до конца первого курса в университете, я это сложно переживала. Все уже ходили максимально накрашенными, с вычурными прическами, а мне было всего 15 лет, и я выглядела совершенно иначе. Возможно, по этой причине я разрешаю своей дочке делать абсолютно все, что она хочет. Да, есть определенные правила и рамки, мы договариваемся, что в сад нельзя ходить с накрашенными губами, но, если это праздник – тогда я разрешаю нанести немного косметики. Это не красная помада и тушь, а легкий хайлайтер и практически бесцветный блеск. Детям нужно давать возможность для реализации. Даже если их понимание кардинально расходится с моим».

Татьяна Терехова

Валентина Хамайко: «Соломії в процесі дорослішання хотілося спробувати щось моє і я також не забороняла. В моєму житті туш, наприклад, з’явилася років в 15, і я пам’ятаю ті відчуття, коли фарбуєш вії, потім випадково треш око, щось розтирається… Мені хотілося, щоб у дітей не було такого ставлення до косметики. Хочу, аби вони були трохи спокійнішими: спробувати косметику у 10 років – окей. Фарбувати губи яскравим у школу я, звичайно, не дозволю, але тестувати разом з мамою, пробувати та підглядати дуже класно. Такі моменти об’єднують мати і дочку. Дитина з віком має навчатися розуміти, куди доречно фарбуватися, а куди ні. Треба награтися з цим в дитинстві, щоб потім не хотілося нанести все й одразу і піти в люди».

ЮЛА: «Когда мы были маленькими, у нас были стандартные советские куклы, а сейчас дети играют Monster High с их невероятными макияжами, и дочки, естественно хотят подражать этим персонажам. Они уже просили купить им черную помаду, зеленые тени. Мы тогда с мужем посмотрели друг на друга и решили, что если они хотят и у них такие примеры, которые им приятны, то пусть попробуют. Вывод: когда Алиса красилась яркими тенями в пять лет, в восемь с половиной для нее это пройденный этап, она переросла эту жуть. Так что благодаря таким экспериментам она вывела свой стиль восьмилетней девочки».

ЮЛА с дочками Алисой и Лолой

Валентина Хамайко: «Я дозволяю користуватися своєю косметикою. Але не грубо копирсатися в моїй косметичці без мене. Коли в мене з’являються нові продукти, я можу чимось ділитися, щоб у кожної донечки був свій набір, яким вона може користуватися в будь-який час. У нас є розділення: у найменшої – іграшкова косметика, а у Соломії, якій 10, вже є свій мінімальний набір».

Валентина Хамайко

Татьяна Терехова: «У меня есть неприкосновенные вещи, например, мой любимый хайлайтер или тушь. Это категорические «нет», даже когда мы играем вместе. Но у них есть и своя косметика – простая, игрушечная. Но и дочь, и сын активно с ней играют. Я ничего против не имею, и даже психолог мне говорила, что нельзя категорически запрещать это сыну со словами: «Ты же мальчик, тебе нельзя!» Это нормально, так развиваются его креативные качества. Но мы оговариваем с сыном, что на улицу так выходить не нужно, но дома можно в игре и ногти накрасить, например».

Татьяна Терехова

ЮЛА: «У нас сейчас один из самых жутких моментов. У детей маленькая разница в возрасте, и они друг за другом повторяют. У Алисы своей косметики еще нет, но я разрешаю пользоваться моей. Недавно дети научились краситься губной помадой. И мой самый страшный сон, когда они не закручивают помаду и сверху надевают колпачок».

Алиса: «Очень люблю хайлайтер, а помаду — не очень. Не получается ровно накрасить губы».

Лола: «Когда-то я нашла какую-то черную штуку, и все лицо обмазала. Ой, это было жутко, а я просто хотела быть пандочкой. И потом мы еле все смыли».

Татьяна Терехова: «У меня есть воспоминание из детства, когда я ходила на танцы лет в 9. Мама редко приезжала, но всегда это был такой, контрольный, визит, который всегда чем-то заканчивался. В какой-то момент я тихонечко взяла у нее коричневую с блесточками помаду, накрасила губы и пошла на тренировку. Внезапно в зал зашла мама, внимательно посмотрела и я вечером получила нагоняй. Но не потому, что взяла ее помаду без разрешения, а потому, что мой внешний вид был неуместен».

Валентина Хамайко: «У нас була ситуація, коли з’явилась третя дитина, Мирослава, у віці 4 років на моє звичне: «Тато буде за півгодини» схвильовано промовила: «Тато?! Мені негайно необхідно намалюватись». Я тоді з цікавістю за нею спостерігала і подумала, що треба самій зняти фартушок».

Татьяна Терехова: «Очень странно выглядит, когда маленькие дети накрашены и в полном гриме, например, на фешн-показах или на днях рождения. Лично для меня это в некоторой мере даже неприятно. Да, можно нанести блесточки или накрасить губы помадой, но, когда это полный мейк – я не очень понимаю».

Валентина Хамайко: «Професійно мої дівчата готуються, якщо йдуть на змагання з гімнастики або вокальний виступ. Я іноді прошу своїх візажистів допомогти їх нафарбувати. Тому що це як варіант стандартів – стрілочка, певна зачіска, акуратні губи. Без цього на килим не вийти. Сцена та світло, все ж, вимагають макіяжу. У іншому випадку максимум дівчат для виходу – нафарбовані вії у старшої або гігієнічна помада в молодшої. Але коли у меншої є можливість фарбуватися на змагання, вона надзвичайно радіє і завжди хоче побільше всього. Та ми обираємо: яскраві очі чи яскраві губи — лише щось одне».

Татьяна Терехова: «Профессиональный спорт – очень крутой мотиватор, в том числе, из-за возможности накраситься. Ты ждешь этого момента, когда выходишь на паркет или сцену максимально готовым. Это помогает и раззадоривает».

Валентина Хамайко: «Для більшості дівчат так і є. Вони ходять на гімнастику тому, що там є блискітки, красивий одяг і багато мейку».

Алиса: «Я однажды была на показе мод и мне накрасили глаза тушью. На следующий день я пошла в школу, там заплакала и тушь потекла. Мне было очень стыдно».

Валентина Хамайко: «Урок №1: косметику на ніч треба змивати».

Валентина Хамайко с дочерью Соломией 

Татьяна Терехова: «К составу косметики я подхожу не так ответственно. Чаще всего не хватает внимания, времени и сил. Главное – как средство выглядит и работает в кадре. Но вчера впервые визажист, когда я взяла в руки гигиенический блеск, сказала, что состав у него очень некачественный и предложила альтернативу. Я задумалась, как действительно химия может влиять на здоровье. Но учитывая воздействие силиконов, парабенов и прочих веществ в составе шампуней, умывалок и мицеллярной воды, в совокупности я уделяю внимание составу уходовой косметики, а декоративная через барьер уже может не так сильно влиять».

Валентина Хамайко: «Я користуюся професійними брендами і дивлюся по собі, що мені комфортно та подобається – те й беру. Обирати косметику за складниками я ще не доросла. Специфіка роботи, доступ до великої кількості косметики, яка є у професійних візажистів і довіра до них впливають на мій вибір».

ЮЛА: «Я солидарна с Валей. Действительно до тщательной проверки состава средств руки не доходят, хотя сейчас в профессиональной сфере есть возможность выбирать. У меня не так много косметики и вся она проверенных марок».

ЮЛА с дочками Лолой и Алисой 

Татьяна Терехова: «Моя Полина обожает красную помаду. И каждый раз она заходит в гардеробную, где стоит бокс с косметикой, и просит разрешения накрасить губы красной помадой. Но она знает, что будет дальше. У нее всегда получается немножко криво, она этим очень недовольна, начинает расстраиваться или сразу плакать, и просит меня накрасить. Даже в таком случае, она 10 секунд смотрит на себя в зеркало и говорит: «Идем смывать». Ну а дальше — мицеллярная вода, 25 спонжей и трудности смывки, которые все равно ее не пугают, когда она приступает к этому процессу в следующий раз».

Валентина Хамайко: «У нас із Соломією десь півроку тому була розмова щодо використання тіней. Я не проти, але важливо, аби це було за віком. І я сказала, що коли вона захоче навчитися, ми зможемо піти до візажистів, які пояснять, як правильно фарбуватися в її віці. Насправді, кожна з нас проходила школу помилок, дивилася на свої фотографії і жахалася. У дорослому житті, працюючи моделлю, я підглядала за візажистами, хто як робить. Іноді ставила запитання і вдома намагалася повторювати. Так і вчилася. Але якщо зараз є можливість взяти один на двох урок з мейкапу – це класно». 

К слову, бренд Couleur Caramel предлагает уроки мейкапа. Вы можете посетить мастер-класс для взрослых, деток или пройти совместный мейкап-урок, где эксперты бренда дадут вам мейкап-лайфхаки и помогут подобрать самые подходящие средства с учетом индивидуальных особенностей. 

Фото: Ден Бобров

No Comments Yet

Leave a Reply

Your email address will not be published.