Алина Астровская: «Серф – один из видов медитации»

Сейчас в разгаре второй сезон Морского сезона «Орла и Решки». В нем соведущей Коли Серги стала украинская певица, актриса и телеведущая Алина Астровская. Мы
встретились с ней в перерыве между съемками и расспросили об опыте дайвинга, подборе гардероба, мастхевах в рюкзаке и узнали, что она называет пятиминутками любви.

Сейчас вы одна из ведущих Морского сезона «Орла и Решки». Насколько это точное попадание в ваш образ, интересы, характер?

Я никого не удивлю, если скажу, что меня, как и многих людей тянет к большой воде. Когда выдается отпуск или выходной мы все думаем, куда бы полететь, да подешевле, чтобы поскорее увидеть долгожданное необъятное море или океан. Я просто обожаю активности связанные с водой. Но! В «Морском сезоне» я столкнулась с конкретным испытанием для себя — дайвингом! В наших поездках это неотъемлемая локация во всех странах. Вся эта тяжелая экипировка, столько нюансов погружения… Каждый раз мне кажется что меня топят (смеется). Одним словом, я точно сухопутный котик, а не морской!

С другой стороны, мне давно полюбился серфинг. Я даже зимой езжу в Азию покататься на волнах.

А где вы впервые встали на доску?

Это было на Бали. Этот остров занимает часть моего сердца, я когда-нибудь куплю себе там дачу (смеется). Именно там я впервые узнала, что такое серф, что такое получить доской по голове, как это – закрутиться в водовороте и не понимать, куда выплывать – наверх или вниз. Для меня серф – один из видов медитации, когда ты не борешься с огромным океаном, потому что это бессмысленно, а договариваешься со стихией и получаешь удовольствие, потому что она позволяет тебе с ней играть.

Вернемся к дайвингу, о котором вы уже упомянули. Недавно вышел выпуск из Хорватии, где вы погрузились под воду. Это был ваш первый опыт?

Это было мое пятое погружение, но оно было самым стрессовым. В тот день вода была очень мутной, невозможно было что-то увидеть, и мне пришлось очень быстро погрузиться на глубину 10 метров. К тому же, мне попался не самый лучший инструктор. А в рамках передачи надо все делать быстро, ведь за один день нужно успеть отснять много локаций. Но ощущения были волнительными. Когда я опускалась под воду, думала: «О, Господи, когда это закончится?», потом такая: «О, рыбки поплыли». Я пытаюсь получать удовольствие от дайвинга, видеть что-то интересное в подводном мире, но, конечно, это жутчайший стресс. С другой стороны, любой опыт, даже негативный, все равно оказывается полезным, потому что это опыт, и ты понимаешь: «Было плоховато, но теперь я знаю, что делать, чтобы было хорошо».

Помимо погружений, которые явно неотъемлемая часть сезона, сложно ли давались другие экстремальные развлечения?

У меня в жизни очень много экстрима — и физического, и морального. Я постоянно себя испытываю, беру на «слабо». У меня заводной характер, потому продюсерам «Решки» легко со мной договориться об экстриме, и даже когда у меня срабатывает чувство самосохранения, все равно в конечном итоге я соглашаюсь.

А почему нет? В конце концов, никто не хочет сделать из веселой развлекательной передачи драматическое шоу или хоррор, и меня не отправят на какие-то действительно ужасные, опасные для жизни испытания. Мы же показываем, чем может заняться турист в той или иной стране. Да, туризм бывает разный – кто-то любит экстрим, а кто-то — отдых на шезлонге, и я пробую все для разных аудиторий.

Получается, что у вас в принципе нет какого-то барьера — того, что вы ни за что не
стали бы делать?

Барьеры есть, но они касаются гастрономических экспериментов. Я вегетарианка и для меня каждый раз пробовать мясо или продукты, совершенно не типичные для моего рациона — например, мясо бобра или живого пальмового червя — это тоже экстрим. Если честно,я не всегда горю желанием пробовать всю экзотическую кухню, которую мне предлагают, но я пытаюсь с собой договориться. Поэтому я попробую любое странное блюдо, главное – чтобы это было не живое существо, смогу описать свои ощущения и попытаться быть беспристрастной. Обычно я пробую, сплевываю в салфетку и говорю, как это на вкус. Конечно, какие-то моменты мы не показываем, просто из-за эстетических соображений.

Заядлые путешественники часто красочно описывают свои ощущения от морской болезни. Вы на себе уже это ощутили?

Когда я езжу на яхтах, лодках или кораблях меня не укачивает. Я даже жила на одном
корабле около трех недель и была «помощником» капитана – крутила все штурвалы,
тумблеры и другие штуки. А ночью в открытом море на небе видны невероятные звезды, и ради этих звезд я вновь готова отправиться в такое томительное для девушки путешествие. Но меня укачивает на лайнапе (воображаемая линия в океане, где серферы ловят волны – прим. ред.) – иногда волна идет долго, а ты размеренно качаешься. Хотя я так люблю серфинг, что готова терпеть морскую болезнь.

Вам в процессе съемок очень помогал опыт предыдущих путешествий?

Конечно. Любому человеку будет помогать его пережитый опыт. Опять-таки, детские лагеря дают умение выжить в полевых условиях.

А вообще, многим кажется, что съемки – это сплошное веселье. Да, это действительно работа мечты, но ключевое здесь первое слово. Я бы никогда не смогла сидеть в офисе, и преклоняюсь перед людьми, которые вообще умеют быть каждый день в этой системе рабочего круговорота, приходить в 8:00 и уходить в 19:00. Иногда даже хочется позаимствовать эту усидчивость. У нас же надо быть готовым ко многим сложностям: ты не всегда можешь спать, есть, общаться со своими близкими людьми. Ты не принадлежишь себе, ты принадлежишь команде и людям, которые потом смотрят эту передачу. Иногда ты просыпаешься в плохом настроении, иногда болеешь, но ты не имеешь на это права. В кадр нужно встать с позитивным зарядом и широкой улыбкой на лице. Желательно искренней,
ведь зритель всегда чувствует фальшь.

Что оставило самое яркое впечатление за весь процесс съемок?

В моей работе яркие впечатления сопровождают каждый день! В первый же день, например, мой оператор спас мне жизнь. Я падала с 2-метрового памятника спиной и мысленно уже решила: «Ну, все: начали и закончили», а Костя каким-то чудом успел меня подхватить, и вот я здесь.

Еще запомнились морские котики в Голландии. Я визжала, не могла взять себя в руки, потому что увидела эти кабачки, которые валялись в бассейне. Моему умилению не было предела и я не могла продолжить вести себя нормально в кадре. Вообще, во время любого контакта с животными команда меня теряет. Мне нужно 15 минут посюсюкать, кто бы это ни был – утки, кошки, собаки, морские котики. У меня начинается пятиминутка любви, они мне очень поднимают настроение. Потому если вдруг что-то идет не так, мне сразу находят уточку – я смеюсь, и мы идем снимать дальше.

Зная о вашей давней дружбе с экс-ведущей “Орла и Решки” Региной Тодоренко,
любопытно узнать, кто кого сподвиг пойти на кастинг?

Мы обе знали об этом кастинге, тогда весь город шумел и в первый кастинг, когда прошла Регина, я тоже подавалась, но меня не взяли. В следующий раз я пришла на кастинг — и снова неудача. Потом продюсеры «Решки» мне звонили, а я не могла прийти – у меня был подписан договор с другим проектом. Ну и как видите, последняя попытка удалась.

В инстаграме вы иногда сопровождаете фотографии текстами своих стихов. С таким насыщенным графиком вы не отказались от идеи выпустить сольный альбом?

Я готовила сольный альбом на выход этой осенью, но «Решка» опередила меня и повернула жизнь совсем в другую стезю. А я максималист, мне нужно отдаваться делу  как в омут с головой, иначе я не вижу смысла. Это будет ощущаться, если наполовинку сделал альбом, наполовинку снялся в передаче, наполовинку пообщался с любимым человеком. Поэтому я посчитала, что альбом подождет, чтобы это был осознанный, обдуманный, с любовью сделанный проект.

А бывало такое, что музыка и песни помогали найти контакт с окружающими или
пару долларов заработать?

Я не помню, из какой страны и куда мы летели, но у нас была достаточно долгая пересадка и вся команда разбрелась по аэропорту.  Я тоже где-то присела с телефоном в руках. И тут ко мне подходит парень-индус — высокий чернявый хлопец. Мы разговорились, оказалось, то он летит в Санкт-Петербург на фестиваль танца. Он предложил мне попробовать станцевать, включил музыку и вот, мы с абсолютно незнакомым парнем, который очень плохо говорил на английском, уже танцуем прямо посреди аэропорта. Более того, я смотрела, как это забавляло людей, с нами начала танцевать какая-то бабулечка, а потом пришла редактор Наташа, он потанцевал и с ней. Все-таки, приятно, когда у тебя нет никаких клише, когда
позволяешь отпустить все, и просто открыто общаться.

Кстати, о том, чтобы отпустить все. Как вы расслабляетесь между съемками?

Я очень люблю читать. В неравной борьбе между печатными и электронными книгами, выбира первые. Помню, тащила с собой огромный сборник рассказов Рэя Бредбэри, объемом в четыре пальца — тяжеленная книга! Но мне хотелось взять именно ее в поездку. Еще частенько слушаю аудиокниги, правда, я под них засыпаю. Сейчас слушаю нашумевшую книгу «Сила пофигизма». Я люблю читать такие книги, которые становятся твоими собеседниками. Тогда чтение приобретает настроение спора, когда ты читаешь и возмущаешься. В итоге по прочтению ты либо согласишься с автором, что-то возьмешь из этой книги, либо скажешь: «Нет, я занимаю другую позицию» и поймешь почему. Люблю, когда книги западают в душу. У меня так было с Фандоринской историей Акунина. Жаль, что нельзя стереть себе память и прочитать ее снова. Из украинских авторов мне нравится Люко Дашвар. А вот сериалы я не люблю вообще. Но вот недавно мне подружка посоветовала сериал «Девушка, которая хочет стать комиком». И он мне нравится. Единственный сериал, который я посмотрела от и до – «Друзья». Мне больше по душе кино, артхаусные фильмы. Так что во время отдыха смотрю или хожу в кино.

Когда Регина Тодоренко была у нас в гостях, она рассказывала, что брала в каждое путешествие коврик для йоги. Вы поступаете так же или адаптируетесь под те условия, которые есть в той или иной стране?

Я в один пул ездила без коврика, потом взяла его с собой. Из-за него у меня были перевесы, потом я носила его в ручной клади – было неудобно, и я поняла, что могу и на полотенце позаниматься. В недавних поездках делала упражнения, которые не предполагают наличие коврика, а на пляже занималась йогой просто на песке по видео из интернета – некоторые покупаю, некоторые просто нахожу, отталкиваясь от того, сколько времени оно требует. Не верю в то, что людям некогда заниматься физической активностью или спортом. Просто у них нет желания. Я в свое время похудела на 18 килограммов, и я знаю, что время есть всегда, если это тебе нужно.

Как вы поддерживаете связь с родными и близкими?

Я снимаю сториз в инстаграм. Серьезно, моя мама их очень любит и смеется над моими шутками. Это 15-секундные отблески того, как я себя чувствую.
Также я переписываюсь в вайбере с родными, даже с бабушкой, общаюсь по видеозвонкам. Конечно, очень хочется чаще видеться, но должна сказать, важно не количество общения, а качество. Бывает, что приходишь на какую-то встречу, к которой долго готовишься, проводишь три часа с макияжем, прической, а по возвращению домой думаешь: «Где я была? На что потратила 3 часа своей жизни?». А бывает, встречаешься с подружкой на 30 минут у Макдональдса и такой информативный поток получаешь, что на целый месяц хватает.

Помимо того, что иногда вы не можете обнять родных и близких, что еще вас
раздражает на расстоянии и в путешествии?

Иногда нет возможности помыться, кожа реагирует на солнце, песок и грязь, сыпет
прыщами. Ты бесишься, что ничего не можешь поделать. Но я нахожу рычаги внутри,
убеждаю себя, что, во-первых, так будет не всегда, а, во-вторых, конечно, кожу свою я люблю, но это не главное. Я погружаюсь в состояние здесь и сейчас, где нахожусь, получаю позитивные эмоции от места.

Еще я раздражаюсь от хамства людей, даже со стороны оно меня раздражает не меньше. В аэропортах это бывает часто, поверьте. Могу заступиться, влезть не в свое дело, когда что-то мне кажется несправедливым.

На расстоянии расстраивает, что не могу попасть на важные даты: дни рождения подруг, их детей, крестины. Вместе с тем, я понимаю, что с’est la vie, такова жизнь, и так должно быть, и я умею все себе объяснить.

Как для съемок вы подбираете гардероб?

Мне в этом помогает  Юля Гребеневская, она пиарщик проекта «Орел и Решка» и по
совместительству еще и мой стилист. Она очень давно работает в «Решке» и знает нюансы различных съемок. Я на вещь смотрю – мне нравится, удобно, а Юля говорит, что я в этом не выживу три дня, точно буду куда-то лезть и порву.

Я очень люблю oversize, но, к сожалению, в кадре меня не будет видно в такой одежде. Благо, что мне повезло сниматься в летний сезон, потому я могу носить кучу разных юбок, платьев. Сарафаны и лето вообще созданы друг для друга. Благодаря Морскому сезону у меня уже 45 купальников и это не предел, поэтому мне кажется, что я эксперт в этой области. Мне уже даже подружки пишут, спрашивают совет, где найти подходящий купальник.

Что всегда лежит в вашем рюкзаке?

В качестве перекуса всегда ношу с собой яблоки. Я могу съесть килограмм зеленых яблок за день, обожаю кислые и твердые. Из бьюти-продуктов — это термальная вода, ВВ-крем, бутылек с арома-маслом вместо духов. Масло апельсина отлично поднимает настроение, я люблю наносить его на виски. Матирующие салфетки – для кадра я не должна быть потной женщиной; сухие и влажные – никогда не знаешь, когда пригодятся. Зубная нить – я очень ухаживаю за зубами, они мои, родненькие, не виниры. Еще в портфеле всегда зубная щетка и паста. Я их вожу не в чемодане, а в ручной клади. Компрессионные носки для перелетов. Повязка для сна – у меня их много и обожаю в них спать даже дома.

Всегда есть блокнот с ручкой и даже если не блокнот, то ручка обязательна – написать что-то я и на салфетке смогу. Книга – вдруг будет 5 минут и я смогу почитать. Павер-бенк, иногда даже два и зарядка. Обязательно будет лежать какая-то ерунда типа камушка, который я подобрала возле моря, ракушечка, перышко птички, цветочек или мелочь из разных стран. А также старая камера Полароид, обязательно пара фотографий родных, либо дурацкая фотка с друзьями, любимым человеком или фото собаки. У меня в разных рюкзаках распиханы такие штучки – поднимают настроение.

Каким выдался ваш Морской сезон? Чего ожидать зрителю?

У меня за плечами 12 стран и ожидать стоит просто искренности. Когда я путешествую одна, без камер, то обязательно просматриваю информацию о том, куда я еду, что там есть интересного, необычного. Здесь же я стала меньше обращать внимание на чужое мнение и взгляды. Я знакомлюсь с базовой информацией – где находится страна, город, какой язык, религия. Но не вчитываюсь в подробности, чтобы все мои реакции были настоящими, и у зрителя возникало чувство, что мы вместе впервые что-то сделали, где-то побывали. Мне очень хочется своим примером дать толчок другим, кто, возможно, сомневается в чем-то. Хочется показать, что все возможно, весь мир открыт для тебя, только позволь. В этом и есть
кайф путешествий.

Фото: Ден Бобров