Sweet Moments: Регина Тодоренко о серфинге, котлетах и следующем сезоне «Орла и Решки»

Лишь недавно в телеэфире завершился последний экстремальный сезон самой популярной программы о путешествиях «Орел и Решка: Рай и Ад», а уже в сентябре мы увидим ее продолжение. Чтобы отметить запуск нового 15-го сезона трэвел-шоу, мы пригласили в кондитерскую-библиотеку Sweet Book одну из самых ярких его ведущих Регину Тодоренко на чай с тортом, созданным специально в честь старта съемок. За чашкой чая мы поговорили о том, что может ее разозлить, поставить в неловкое положение, заставить скучать по дому, а также о других важных моментах в работе и жизни телеведущей.

Sweet moments в вашей жизни – это что?

Для меня sweet moments ассоциируются  с материнской любовью – посидеть у мамы на ручках, чтобы она кормила меня с ложки 🙂  Вот честно, мне – 27 лет, но когда я приезжаю домой, мне хочется иногда почувствовать себя маленькой. И я, 27-летняя 50-килограммовая дылда, могу сесть ей на коленки, чтобы мама меня погладила по голове. Это, конечно, абсурдно выглядит со стороны, но так и происходит. Еще sweet moments — это моменты с моим 5-летним племянником. Он первый маленький человек в нашей семье, и иногда мне кажется, что я своих детей не буду так любить, как его. Он смотрит все передачи со мной, слушает все мои песни, я с ним практикую английский язык, он меня всегда слушает и у нас с ним нежная, добрая любовь.

После последнего сезона «Орел и Решка: Рай и Ад» вы по-другому посмотрели на путешествия?

Я всегда и во всем пытаюсь найти позитивные стороны при всех существующих негативных – везде есть свой рай и ад. Например,  в Гане — тотальная нищета, но зато там люди веселые. В Венесуэле убивают на каждом шагу, но зато тебе там всегда помогут.

Был ли момент, когда вы реально пожалели о том, что отправились туда? Или у вас в принципе за столько лет работы такого чувства уже не возникает?

Да, меня уже никакие условия не пугают. Единственное, что заставляет меня иногда подумать: «О, Боже, что я здесь делаю?», — это когда я вспоминаю, что пропустила целых 4 года взросления своего племянника, 4 года старения своих родителей, 4 года своих отношений с молодым человеком. То есть, я каждый раз приезжаю как немного новый человек и заново с ними знакомлюсь. Потому что за месяцы расставаний и расстояний меняется мировоззрение, интересы. Когда ты не находишься с человеком близко каждый день, у вас пропадает какая-то нить, ее нужно постоянно восстанавливать – и это тоже работа. Поэтому в такие моменты мне хочется все бросить и уехать. Но с другой стороны даже самые «адские» путешествия оставляют сильные впечатления. Потому что путешествия – это все-таки развитие, и любое путешествие – это путешествие в себя, в первую очередь.

Вы представляете свою жизнь сейчас не без путешествий, но хотя бы без такого насыщенного графика перелетов?

Абсолютно нет. За последние 5 лет я приезжала домой на полтора-два дня максимум! И только этим летом мне представилась возможность побыть дома в Одессе целых пять дней!  Причем, я же привыкла менять часовой пояс и прилетать в каждую страну на три дня. А тут пять – это в принципе для меня долгое пребывание на одном месте.

Как вас там встречает ваша большая семья — есть какие-то традиции, особенные блюда, которые готовит для вас мама?

Мама всегда меня встречает с котлетками и пюре. Мой дедушка очень вкусно готовит пюре. И мы всегда собираемся вместе у него дома, что очень удобно, так как мои родители живут в доме на 8 этаже, а дедушка — на 6-м, рядом с моей двоюродной бабушкой. А в соседних домах живут тетя с семьей и мой брат. Поэтому мы — большая одесская семья, которая ходит по улице в халатах, с оливье и приносит друг другу какие-то тормозки. По этим моментам я также очень скучаю.

Каким был самый неловкий момент во время съемок последнего сезона?

Мне было неловко брать интервью у проститутки в Нигерии. Я краснела, заикалась, не могла подобрать слова, когда мне нужно было спросить у этой 20-летней девушки, сколько стоят ее услуги, какая у нее личная жизнь, любит ли она секс. Хорошо, что она оказалась довольно открытым и даже приятным человеком, и у нас разговор сложился. Но такие темы мне поднимать сложно – темы семьи, усыновления, не говоря уже об интервью с профессиональным убийцей, как, например, делала Леся (Леся Никитюк – прим. ред.).

Но надо сказать, что с нашим опытом путешествий я стала спокойнее реагировать на все – на ограбления, нападения, какие-то трагические жизненные истории. Ты просто не можешь постоянно плакать, появляется какой-то защитный барьер.

Можете вспомнить момент, когда вы вышли из себя во время работы?

В Венесуэле нашу съемочную группу сопровождала охрана. У меня недобор сюжетов. И я искала какие-то интересные факты, думала над интервью. В конце концов, я для этого год учила испанский, чтобы поехать туда и пообщаться с людьми. И тут я вижу, что наклевывается сюжет: ко мне подъезжает черная машина с непонятными номерами, из нее выходят мужчины, которые что-то от меня хотят. Я им отвечаю, немножко флиртуя, чтобы завязался разговор, но понимаю, что это не простые люди, ведь мы сейчас находимся в фавелах – трущебах, где отойти на несколько метров от машины – все равно, что отправиться под прицел. Я начинаю болтать с этими людьми, и они такие: «Давай, иди к нам в машину».  Я в это время пытаюсь улыбаться, а сама понимаю, что сейчас будет что-то интересное – то ли кого-то здесь пришибут, то ли меня занесут в эту машину и увезут в неизвестном направлении. Но мне не было страшно! И тут выбегают наши охранники, спешащие мне на помощь, но прерывающие сюжет на самом любопытном месте. Как я злилась на них! Я просила их уйти, не портить мне съемку сюжета. А они орали на меня: «Ты что дура? Это убийцы,  да они еще и пьяные!» Они, конечно, были правы. Но ради того, чтобы потом сюжет получился хорошим, я готова идти на любые риски. И когда мне вот так прерывают съемку – это как прервать оргазм! Ты не получаешь удовольствия и, конечно, начинаешь злиться на весь мир.

Как вы справляетесь в путешествиях в моменты, когда вам нездоровится?

Справляться всегда тяжело, потому что ты никогда не знаешь, где укусит тебя малярийный комар. Мы просто стараемся об этом не думать. Хотя у каждого из нас, конечно, есть с собой аптечка с необходимым набором медикаментов. Меня, например, в Бразилии искусали амазонские комары, на которые у меня была жуткая аллергическая реакция – неимоверный зуд, который не прошел даже по возвращению в Киев. Пришлось обращаться к врачам, ложиться под капельницу. Ну и после дегустаций экзотических блюд мы часто травимся. Поэтому у меня есть свой проверенный врач, с которым я нахожусь на постоянной телефонной связи. Чуть что – я сразу могу сделать фото, отправить его и спросить, что делать. Так что номер хорошего доктора, который готов проконсультировать тебя в любое время суток даже по скайпу или мессенджеру – вот самый первый «must have» у путешественников, а не то, что мы берем с собой в чемодан.

Самый жесткий случай был в пустыне Атакаме, когда мы не заметили, как нас накрыла горная болезнь. Я встала посреди ночи из-за того, что мне было так душно и жарко, а на улице — минус 30 градусов. Я не знала к кому обратиться, поблизости не было никакого медпункта. Я еле дошла до умывальника, умыла лицо, руки, натерлась льдом, чтобы сбить жар, и мы начали всей командой есть натертые листья коки. Это немного помогло.

Продюсер шоу Елена Синельникова рассказывала нам, что вы занимаетесь в спортзалах гостиниц,  где бы вы ни находились. У вас есть своя система тренировок, которой вы придерживаетесь в любой точке мира? Или есть тренер, с которым вы связываетесь онлайн?

Тренера нет. Но в путешествиях я чаще всего занимаюсь йогой, давно ее практикую. В кругосветке я даже проводила занятия для девочек со съемочной группы. Также я люблю стретчинг, растяжки. Я постоянно смотрю видеоуроки, слежу за трендами в этом направлении, добираю для себя что-то новое. Посещаю йога-ретриты на Бали – там, кстати, практикую не только йогу, но и медитацию, экстетик денс – это погружения в себя и выплеск эмоций под музыку.

Но кроме йоги на Бали, недавно вы начали осваивать там серфинг. На ваш взгляд человек без спортивной подготовки может встать на серф?

Конечно, главное – желание и практика. Все набирают навыки в процессе обучения. Но этот процесс борьбы с волной очень напоминает мне жизнь. Тебя хлещет океан огромными пощечинами, сбивает с ног, ты тонешь, захлебываешься, каждый раз встаешь и думаешь: «Боже, и зачем я это делаю?». Но потом в какой-то момент ты понимаешь, что нужно просто успокоиться, замедлить свои темпоритмы внутри, быть на одной волне с волной, и тогда все получится – ты прочувствуешь эти 10-15 секунд счастья.

Какие серф-точки на Бали вы можете порекомендовать новичкам?

Курорты Кута и Семиньяк — там огромное количество школ. Я была в кэмпе «СерфМания», где моим преподавателем был первый русскоязычный парень, покоривший волну в 18 метров.

Для отпуска вы выбираете уже проверенные направления? Или, наоборот, летаете туда, где еще не бывали?

Есть места, куда очень хочется вернуться – например, Япония. Мне нравится город Киото – древняя столица, где до сих пор все ходят в кимоно, гуляют олени по улицам и цветет сакура, как будто бы разбрызгивая по городу звездную пыль. Еще мне нравится Австралия и Новая Зеландия, потому что там много экстрима — всякие горки, спуски, оттуда же банджи происходит. Но в отпуск в эти страны я не могу пока слетать из-за нехватки времени. Потому что туда есть смысл отправляться хотя бы на месяц, чтобы окунуться в культуру, исследовать страну. А просто поваляться на солнышке пару дней и помочить пятки в воде можно где угодно – в той же Турции или Египте.

Можете посоветовать топ-3 направления для романтического отпуска?

Бали – там проверяются отношения. Скажу больше — те, кто сомневаются в своей второй половинке, после отдыха на Бали расстаются. А те, кто переживают этот момент хорошо – остаются вместе навсегда. Еще я бы посоветовала Барселону – это один из моих любимых городов, мне просто нравится атмосфера там — все такое тусовочное, веселое, беззаботное. Ну, и если пара любит отдых в горах, тогда стоит съездить в Гималаи, Непал.

А куда посоветуете отправляться только в компании подруг, без мужчин?

В Калифорнию! Кстати, именно там произошло наше первое знакомство с Лесей. Мы с ней поехали туда после съемок в Сан-Диего, и просто незабываемо оторвались! Мы были в парке аттракционов, ели вкусную еду, гуляли по пляжам, были на вечеринках, которых там очень много – жаль, мы не на все успели попасть. В общем, подружкам там скучно не будет.

Два года назад вы основали свой бренд для путешественников GenerationTR. Кто, кроме вас, сегодня работает над брендом?

Дизайнер Ника Мэдисан, с которой мы решили сделать еще одну коллаборацию. Она мне очень нравится и как человек, и как творческая личность.

Как проходит процесс создания коллекций?

Я выбираю направление, которое мне хотелось бы видеть – скажем, Азию. А Ника делает коллекцию с какими-то стилизованными элементами, присущими Азии. Потом она присылает мне эскизы, я их утверждаю. В кругосветном путешествии, например, я сначала утвердила эскизы, потом команда швей пошила всё на меня, и мне прислали в Индию полную коллекцию из 20 платьев. Я примерила, внесла правки, так как не всё село хорошо, и отправила им эти платья обратно. Потом эти же платья с правками уже прилетели ко мне в Японию. Можете себе представить? Кто вообще такое делает? 🙂  Но в итоге коллекция удалась, до сих пор на эти платья есть спрос.

Как вы планируете развивать свой бренд – он будет оставаться более нишевым или есть планы превратить его в крупную торговую марку с офф-лайн магазинами?

У нас есть очень доступная линия – это спортивная одежда. Она удобная и достаточно стильная, чтобы не только летать в ней или ездить в поездах, но и ходить в рестораны или на вечеринки. А есть платья нишевые, которые предназначены для особого случая. Они так же достаточно демократичны по цене, но просто более сложны в плане дизайна – не всем такое понравится. Что касается развития, мне очень хотелось бы, чтобы мой бренд знали в Европе. Во многих передачах я снималась в своей одежде, и меня постоянно спрашивали, что за бренд на мне надет. Поэтому я думаю над тем, как его можно представлять там.

Недавно вы анонсировали спектакль со своим участием «Заложи жену в ломбард». Расскажите, что это за проект и как вы туда попали?

Это антреприза, с которой мы будем ездить по разным городам и странам. Мне позвонил директор антрепризы, и сказал: «У нас есть интересная пьеса. И мы бы хотели попробовать тебя на одну роль». Я сразу же согласилась – я же с детства хотела стать актрисой. Хотя когда я прочла сценарий, не скажу, что была прям в восторге от него. А потом Сергей Рост, режиссер спектакля, по какой-то причине полностью переписал пьесу, сделав ее абсолютно другой. И вот тогда я поняла — вот оно, это точно мое! Моя героиня там – молодая, искренняя и очень инфантильная девушка, которая получает множество предложений выйти замуж. Мне в жизни столько не предлагали!

В декабре вы представили свой сольный дебютный альбом Fire. Сейчас, спустя полгода, что можете сказать — довольны откликами о нем?

К сожалению, я пропустила тот момент, когда нужно было отправиться в тур с этим альбомом. Поэтому мне сейчас даже сложно оценить, насколько тепло его воспринимают люди. Мне кажется, тур будет уже с новым альбомом. Хотя целенаправленно я его сейчас не пишу. Песни, которые я по-прежнему пишу в путешествиях, пока складываю «в копилочку». А потом посмотрю, что из накопленного материала можно использовать. Единственное, что могу сегодня сказать по поводу музыки – это то, что сейчас у меня пора меланхолий и страданий, впечатляет что-то грустное и романтичное, что выливается, например, в песню под названием «Пора убить любовь».

Момент, который вы ждете в новом сезоне больше всего?

Я всегда жду экстрима – чтобы было страшно, опасно, но весело!

Традиционный завершающий вопрос нашей рубрики — какой момент из жизни вам хотелось бы пережить снова?

Прыгнуть с парашюта! Но только самостоятельно, без инструктора. А еще покорить перевал Торнгла в Гималаях, мы не дошли туда 400 метров. Мне обязательно надо завершить это восхождение, не люблю оставлять непокоренные вершины на полпути.

Фото: Владимир Панкевич