«Slow fashion», «eco fashion» и другие разновидности осознанной моды

eco_fashion_comes_of_age_notjustalabel_1504506890

Мы выучили «оверсайз», «колор-блокинг» и «глитер» так хорошо, что их уже не надо переводить. Однако рассуждать о моде как о смене трендов наскучило даже профильным изданиям, потому, пора пополнять словарь новыми прогрессивными словами, по сути описывающими то, что происходит с современной индустрией. А происходит сейчас постепенное осознание того, что гиперпотребление, шопоголизм и слепое следование тенденциям ни к чему хорошему не приведет. 23-59 рассказывает о действительно важных новых терминах в мире моды — slow, eco и  sustainable fashion.

Slow fashion (Чаще переводят как «Медленная мода»)

Мода без тенденций; Мы не о моде, а о вечном – заявляют сторонники идей «медленной моды» с разной степенью успеха. Суть явления в том, чтобы противостоять брендам fast fashion вроде Zara, которые делают коллекции по трендбукам, ставят на оборот и массовость, производят глобализованный продукт без роду и племени – сделанный без пристального внимания к качеству и тому, кто это делает – и рассчитывают на быструю смену вещей в гардеробе. Противники «быстрой моды» хотят, чтобы индустрия строилась правильно, труд производителей хорошо оплачивался, а ценность (но не стоимость) вещей росла.

SLOW_YOUR_FASHION_SNEAK_PEEK-SLOW_YOUR_FASHION_SNEAK_PEEK-0004

Зарождение движения slow (и далее можно приставлять как food, так и fashion или living) приписывают активисту и политику Карло Петрини, который в 1986 устроил волну протеста против открытия McDonald`s на римской Пьцца ди Спанья. Он сформировал концепцию slow food, которая после распространилась на все сферы жизни – моду в том числе. Идеологи движения противостоят нарастающей скорости моды и мечтают о мире, где не нужно много и быстро, а мало и качественно — quality over quantity. В моде термин slow fashion появился благодаря фешн-консультанту Кейт Флетчер, основателя Центра по продвижению идей рациональной моды katefletcher.com.

Kate-Fletcher1

Кейт Флетчер и ее книга

Его популяризация совпала с общим курсом в сфере потребления: быть осознанным покупателем актуальнее, чем внезапным и неразборчивым. В мире моды это стимулирует развитие представлений о том, как остановить быстрое колесо моды и прекратить бездумное производство одежды, которую цивилизованный мир уже не может освоить. И остановить катастрофы вроде той, что произошла в Бангладеше в апреле 2013, когда в результате взрыва фабрики по производству одежды из-за несоблюдения техники безопасности погибло 1129 рабочих.
Спектр инициатив широк – от повторного использования вещей (как делают Наталья Исупова и Яся Хоменко, в рамках проекта The Shirt Project перешивая рубашки из секонд-хендов и делая из них современные дизайнерские вещи), до задействования продукта артизанальных мастерских, которые специализируются на особенной выделке материала или использовании уходящих техник ручного труда. У брендов вроде The Row, Hermes и Lemaire это получается очень правильно – коллекции узнаваемы, а спокойные и некичевые вещи делаются с применением ручного труда и качественных материалов.

12523980_137417893319820_7914331500275270829_n

The Shirt Project

 Sustainable fashion  (Чаще переводится как «Сознательная мода»)
Франка Соццани – не только редактор итальянского Vogue, но и амбассадор движения fashion4development: организации, которая заботится о правах и благосостоянии женщин из стран третьего мира. Забота выражается предметно: им дают работу, и с подачи Франки в ряде стран Африки были организованы небольшие производства, которые получают заказы из модной индустрии.

IMG_1953-cb-613x408

Франка Соццани

Результаты активности не заставляют себя ждать. Одна из главных молодых дизайнеров итальянской моды Стелла Джин (наполовину итальянка, наполовину гаитянка) делает свои коллекции Stella Jean из хлопка, произведенного в Буркина-Фасо и на Мали – он ткется и окрашивается руками местных мастериц. Дизайнер реализовала инициативу при поддержке Программы по этичной моде при Международном совете по торговле ООН.

Designer-em-Foco-Stella-Jean-2

Lookbook коллекции Stella Jean

Не менее яркий пример подала Донна Каран, которая при поддержке фонда Билла Клинтона представила проект Urban Zen. Его цель – познакомить западный мир с артизанальными промыслами страны, причем дизайнер начала с себя. В 2011 в сотрудничестве в местными мастерами создала Naturally Haiti Collection дизайнерских объектов для интерьера и аксессуаров, а также фотовыставку Discover Haiti авторства одного из главных фотографов Victoria’s Secret Рассела Джеймса.

Некоторые бренды инвестируют в сознательную моду точечно. К примеру, Louis Vuitton и Dior заказывают шелка у японского производителя Hosoo, который производит ткани по местной технологии с 1688 года. Более мелкие вроде Rayan Roche делают элегантные выдержанные в единой светлой гамме коллекции из непальского трикотажа, которые, по словам ее основателя Райн Рош, уместно смотрятся как на рейлах в офисе Conde Nast, так и воскресном фермерском рынке. Равно как и ее пожертвования после землетрясения в Непале тем самым женщинам, с которыми она вяжет свои супердорогие вещи.

ryan-roche-8

Lookbook коллекции Rayan Roche

Какие-то пару лет назад игра представлялась как поход Дон Кихота против ветряных мельниц – интересы бизнес индустрии сильнее, чем идеализм и желание сделать так, чтобы мода стала менее коммерциализированной. Its tough business, babe.
Главными популяризаторами идеи как ни удивительно выступают известные мировые масс-маркет гиганты.

 

Осознанную моду с недавних пор поддерживают и в Украине — буквально на днях наша страна, благодаря усилиям модного редактора украинского Vogue Тани Соловей, присоединилась к международному движению — Fashion Revolution, став 88 страной-участницей проекта. #‎whomademyclothes‬ – один из главных девизов инициативы. Как показала трагедия на фабрике в Бангладеше 24 апреля 2013 года, где погибли 1 134 человека и 2500 было ранено, бренды часто не знают, кто, где и в каких условиях производит их одежду. Fashion Revolution выступает за честность и открытость в вопросе производства. Например, переработка 2 тонн выброшенных вещей сокращает выбросы в 20 тонн углекислого газа, а на производство 1000 тонн использованного текстиля в свое время понадобилось 7 рабочих на полные дни и у 15 с частичной занятостью. О сознательности и ответственности, как и почему этот вопрос актуален для брендов и потребителей, подробнее можно почитать на сайте: http://fashionrevolution.org/about/transparency/.

12963797_445948518936524_3990449479331752857_n (1)

12923329_445947578936618_3915861947710406955_n

Eco Fashion (экологическая мода)

Самая понятная, но увы самая дискредитированная «мода» из всех подвидов сознательных. Прежде всего, в стиле. «Эко» любят называть неказисто выглядящие товары вроде брошек из войлока или хиповских рубах из небелого полотна, которые продают на условно прогрессивных маркетах и фестивалях локальных инициатив – словом, весь тот разнобой, производителей которого как-то Линор Горалик блистательно назвала «девочка с фуфлом». Потому что корявые огурцы, выращенные на своем огороде без пестицидов, смотрятся убедительно, а корявые бусы – не очень. Вдобавок ко всему претендовать на эко практически невозможно. Те, кто просто шьет рубашки в мастерской на Подоле или Бруклине из хлопка крашеного натуральными тканями, заявлять себя как эко не может — ведь контролировать ресурс производства тканей доступно лишь немногим.