Новый год с маленьким ребенком: правила хорошего настроения

635840041150323563-241462277_8haddie-126

Моей дочке годик и два месяца. Она пока понятия не имеет, кто такой Дед Мороз, ни разу не смотрела «Иронию судьбы» и не пробовала оливье. Тем не менее, мы обе дружно готовимся отмечать один из лучших праздников на свете. Какие выводы я сделала, пытаясь совместить безудержное веселье и ответственное материнство – в новом материале 23-59.

Не ждать идеального праздника. Прошлый Новый год пришелся на ранний период моего материнства, когда я с трудом отличала день от ночи, а расческу – от зубной щетки. Под бой курантов я-молодая-мама не просила у Деда Мороза ни новой работы, ни минус пяти килограммов без диет и спорта, ни обставленного в рустикальном стиле домика под Киевом. Единственное мое новогоднее желание звучало до смешного прозаично – одна-ночь-без-коликов-пожалуйста. Я самозабвенно умоляла Дедушку Мороза помочь Майе хорошенько пропукаться. Я мечтала, как мы с мужем беспробудно проспим всю ночь, до самого рассвета: без дурацких массажей, без подогретых пеленок, без симетиконовых капель и раскачиваний на фитболе.

В 23.30 я торжественно отужинала приготовленной на пару говядиной, пытаясь не уронить ломтик мяса на спящую на груди Майю. Три раза проверила, отключен ли домофон, стоит ли телефон на вибро, плотно ли закрыты окна. В 00.01 шепотом поздравила маму, написала краткое смс подруге, сочувственно обняла мужа и рухнула на кровать. Мне не хотелось ни шампанского, ни эклеров, ни бенгальских огней, ни оптимистичных президентских речей… Только спать, спать, спать.

И пускай мой первый Новый год с дочкой мало походил на картинки из интернета – те, где бодики с надписью «My first Christmas», имбирные пряники, укутанный в плед малыш и красивая мама в вечернем платье в пол. Пускай все вышло сумбурно и неинстаграмно. Пускай я тихо сидела на диване в  серой кофте с запАхом, смотрела на маленькую искусственную елочку, которую с огромным трудом нарядила за две недели (примерно по игрушке в день!). Но, черт возьми, это была удивительная, незабываемая ночь, ведь мы с мужем с благодарностью провожали год, подаривший нам первенца.

Смотреть глазами ребенка. Безутешная истерика – нормальная реакция любого человека, впервые увидевшего перед собой странного персонажа по имени Дед Мороз. Это абсолютно, всецело адекватное решение – во все горло звать на помощь маму, когда задрапированный в красные портьеры мужчина пытается усадить тебя на колени, воинственно размахивая перед носом блестящим посохом и неестественно длинной бородой. Нет ничего милого в истерическом ликовании толпы незнакомых людей, ворвавшихся в твой дом посреди ночи. При этом танцуя и припевая вразнобой что-то на трех языках одновременно.

Это мы, взрослые, за годы празднования успешно адаптировались к антуражу традиционного Нового года с его повсеместной сердючкой и разрушительным размахом. Для малыша все перечисленное – серьезная сенсорная перегрузка, чреватая эмоциональной усталостью, перевозбуждением и даже сбоями в работе иммунной системы. Это, правда, стоит учесть, отправляясь на третий подряд «утренник» за неделю.

Сохранять предсказуемость. Неважно, какого масштаба событие переживает семья: Новый год, переезд на Марс или окончание тридцатилетнего косметического ремонта. В семье с маленьким ребенком даже ссорятся по режиму и шепотом, лишь бы не разбудить малыша. Новогодние праздники – худший период для экспериментов. Вводить в рацион крохи новые продукты – не сейчас. Упразднять дневной сон – не сейчас. Знакомить с горшком – точно не сейчас. Вокруг итак слишком много безумия. Так пускай оно не распространяется на самое  фундаментальное: любимое стеганное одеялко, нежные мамины руки, привычную сказку перед сном, утреннюю прогулку с собакой, хорошо проветренную комнату и вкус бананового йогурта с овсянкой на завтрак.

Запастись терпением. Новый год – самый громкий праздник на свете. И понимаешь это, лишь родив ребенка. Громко орут над коляской переодетые в эльфов продавцы бритвенных станков. Громко выбирают хурму сбившиеся в тесную очередь женщины предпенсионного возраста. Громко поздравляют прохожих с новым счастьем, пьющие с самого католического Рождества районные алкоголики.

Где бы ты ни пытался уложить спать малыша: дома, на прогулке, в очереди к стоматологу – везде вас непременно настигнет оглушительный народный праздник. Катарсис наступает, разумеется, в ночь с тридцать первого на первое, когда от залпов салютов и петард просыпаются не только чутко спящие груднички, но и духи давно почивших предков. Вполне вероятно, что перенасыщенная звуками праздничная ночь окажется для молодой мамы самой неспокойной в году. А вот первые дни января, когда все устанет/протрезвеет/потратится выйдут как раз душевными и идиллическими. Так вышло у нас с дочкой в прошлом году – и теперь я не привязываюсь ни к датам, ни к числам, ни к прочим календарным условностям. Новый год может быть хоть пятого августа, если этого искренне хочется всем участникам события.

Оставаться спокойной. Мама и ребенок связаны между собой также тесно, как самооценка с количеством простых углеводов в рационе. Когда мама нервничает, ребенку плохо. Когда ребенку плохо, мама нервничает. Даже с виду приятный декабрьский мандраж надолго выбивает кроху из колеи. Особенно, если происходит он на фоне острого дефицита материнского внимания.

Вывод на поверхности: ни один хитроумный салат не стоит того, чтобы пропадать часами на кухне, пока малыш по десятому кругу выслушивает экзистенциальные переживания Свинки Пеппы. Спокойствие, простая еда, негенеральная уборка, неидеальный наряд, неграндиозная программа – в этом и есть секрет большого праздника в компании с маленьким ребенком. С наступающим!