Как могли бы сейчас выглядеть основательницы 8 марта?

d35cc7c53db7c1ecb7

Главные девушки революционерки, феминистки и борцы за женские права, которым приписывают основание Международного женского дня 8 марта, а также их единомышленницы, выглядели крайне прогрессивно для своего времени. Они не носили «зефирных» нарядов с рюшами, выбирали суровые и мужские ткани, вроде твидов и шерсти, и платья без желания нравится. Не то чтобы они следовали заветам Габриэль Шанель и спешили революционно снимать корсеты и облачаться в мужские костюмы стиля ради. Им, социалисткам и борцам за права женщин, просто было некогда интересоваться модой. Да и моды толком тогда еще не было, ее место занимали социально приемлемые дресс-коды. Мода как продукт, созданный дизайнерами или кутюрье, только начиналась – и помочь революционеркам в их целях и задачах вряд ли могла.

Зато сейчас — легко!  Мода стала делом всех, и множество социально-озабоченных инициатив нередко облагается именно в fashion-оболочку. К примеру, топ-модель и лицо не одной модной марки Наташа Водянова собирает деньги на помощь детям; европейски ориентированная в своем стиле Принцесса Иордании Рания борется за права женщин на Востоке; когда-то прогрессивная Юлия Тимошенко несла в Европу новый имидж Украины в своих костюмах Louis Vuitton; Донна Каран представляет капсульные коллекции одежды и домашнего текстиля из гаитянских тканей, чтобы собрать деньги для местных пострадавших от наводнения. Мода помогает женщинам любых сфер деятельности популяризировать себя и свое благородное дело. И потому становится очень интересно: Клара Цеткин, Роза Люксембург, Амэлия Эрхарт, Надежда Крупская, Александра Коллонтай – что бы они носили сейчас

ARCHIV - Clara Zetkin, aufgenommen während des Internationalen Kongresses für gesetzlichen Arbeitsschutz im Jahre 1897 in Zürich (Schweiz). Die am 5. Juli 1857 in Wiederau geborene und am 20. Juni 1933 in Archangelskoje bei Moskau verstorbene Politikerin hatte den Internationalen Frauentag, von der SPD 1914 auf den 8. März festgelegt und nach mehrfachen Unterbrechungen 1980 wiederbelebt, im Jahre 1911 initiiert. Foto dpa (zu dpa "100 Jahre Frauentag" vom 04.03.2011) +++(c) dpa - Bildfunk+++

Клара Цеткин

Kollontai

Александра Коллонтай

78-16945h

Амелия Эрхарт

Они бы, наверняка, выступали против fast-fashion, которая производится в странах третьего мира без особого внимания к условиям труда. После взрыва текстильной фабрики в Бангладеше в  2013, на которой погибло 1134 рабочих, они бы точно устроили демонстративный медийный разнос безответственным производителям и покупателям. Zara, Mango – недорогие версии подиумной моды они бы не носили. Скорее, пропагандировали бы этически ориентированную моду. Шубы могли бы носить исландского бренда Eggert Feldskeri – в его коллекциях используется мех, который в другом случае пропал бы, к примеру, умерших после рождения ягнят. Также, без сомнений, в употреблении были бы ресурсы recycling моды: нью-йоркских M. Patmos,  Study NY или Titania Inglis, которые шьют коллекции из переработанных полиэстра и органического котона и натуральной шерсти, или киевского Shirt Project – платьях-рубашках с биркой CR Khomenko and Isupova, творчески перешитых из мужских сорочек из секонд-хенда и украшенных дизайнерскими принтами. 

raktfram

Lookbook Eggert Feldskeri 

1o29

Lookbook Titania Inglis

690x430_0xd42ee42d_4101902321435148497

Лимитированная коллекция CR Khomenko and Isupova

Эти девушки могли бы поддерживать бренды, которые размещают свои заказы в артелях Африки и Индии. Носить кашемровые однотонные двойки Ryan Roche из кашемира, сотканные и пошитые в Непале, где собирается пряжа (пряжа обычно отвозится в более дешевые точки производства, но не в случае дизайнера Райн Рош – она предпочитает давать работу местным жителям). Шиковали бы украшениями и аксессуарами французов Maiyet, которые производятся женскими артелями Кении, Джошпура и Варанаси.

 ryan-roche-8

Lookbook Ryan Roche

Maiyet-presents-“Sleepwalking-in-the-Rift”-a-short-movie-by-Cary-Fukunaga

Рекламная кампания Maiyet

Самое главное: с вероятностью в 100% можно утверждать, что они бы носили вещи качественные и добротные, сделанные на долгую жизнь, с соблюдением норм труда и достойной его оплатой. И потому, как бы это странно ни звучало по отношению к девушкам, которые ассоциируются с пролетариатом и демократией, сейчас они бы одевались в одежду премиум и даже luxury сегмента. Возможно, отоваривались бы в стоках и винтажных магазинах, искали бы эти вещи на развалах блошиных рынков или гардеробах своих родственниц, но бирки были бы достойные приличного модного журнала.  

Симона де Бовуар носила бы костюмные тройки авторства Дриса ван Нотена – расслабленные, роскошные по цвету и ткани, богемные или более маскулинные, но все же, в хорошем смысле, дурацкие Поля Смита. «Странный парадокс заключается в том, что чувственный мир, окружающий мужчину, состоит из мягкости, нежности, приветливости — словом, он живет в женском мире, тогда как женщина бьется в суровом и жестком мире мужчины», — автор этих слов играла бы на совмещении мужского и женского в своем образе и была бы точно из тех дам, что когда-то начали носить гипер узкие смокинги Эди Слимана для мужского Dior. Сейчас бы хорошо чувствовала себя и в Stella McCartney – этих бесконечных объемных свитерах и квадратных пальто в полоску.

Dries_Van_Noten_fall_winter_2014_2015_collection_Paris_Fashion_Week1

Образы с показа Dries van Noten

«Я надеюсь умереть на своем посту — на улице или в тюрьме», — самая известная фраза Розы Люксембург раскрывает в ней поклонницу функциональной моды, повседневной городской и урбанистичной. Ее легко представить в объемных куртках и платьях-рубашках Acne и толстовках Alexander Wang. 

MTMyNzI0MjI4Mjg0NzU0NTYz

Рекламная кампания Acne

После фраз в жанре «Мир старых чувств и мыслей трещит по швам. Скрытые раньше для женщин проблемы обнажились. Интерес к этим вопросам объясняется потребностью уяснить положение, потребностью в новой ориентировке» Клару Цеткин легко представить в агендерной моде от Vetements до JW Anderson. 

2b0c3817f31e679dbedbce1158227a24

Lookbook JW Anderson

Александра Коллонтай могла бы выглядеть поэпатажней. Со-автор теории «стакана воды» о свободе в отношениях, мечтавшая создать коммуны сочувствующих людей, свободных от брака и парных обязательств, где переменное сожительство бы освящалось свободой воли и выбора, могла бы носить полупрозрачные блузы с минимумом декора вроде Max Mara или однотонные, без радикальных ядовитых принтов, платья Gucci. Амелия Эрхарт, первая женщина-пилот, перелетевшая Атлантический океан, с ее любовью к комбинезонам и кожаным объемным курткам пилота носила бы Hermes – неважно, дизайна Жан-Поля Готье,  Кристофера Лемера или Надеж Цыбульски. И часто наведывалась в бутик Lemair в севером Марэ, чтобы подобрать однотонных из японского котона рубашек, плащей и брюк-кюлотов, и могла бы прикупить что-то из коллекций Sasha Kanevski, если бы нашла их в просторах интернет-магазинов. 

KMO_148887_00272_1_t218_225941

Коллекция Надеж Цыбульски для Hermes

sasha-kanevski-decc81couverte-fashion-week-paris-2013-7-charonbellis-blog-mode

Lookbook Sasha Kanevski