Двойные стандарты: что о женщине говорит внешность?

kar-kur-10

Знаете, почему в наше время женщины до сих пор так много говорят о неравноправии? Потому что, несмотря на то, что они, наконец, получили возможность работать в любой сфере и добиваться в ней успеха, их все равно оценивают лишь по критериям внешности.

Вы никогда не задумывались, почему заходя на страницу незнакомого человека в Facebook, первым делом смотрят на род его занятий и занимаемую должность, если это мужчина. А если женщина  — то сразу листают альбом с фотографиями.     

На такие размышления меня натолкнула 24-летняя актриса и модель Эмили Ратаковски, которая на днях написала любопытное эссе для онлайн-рассылки о феминизме Lenny. Вы наверняка видели Эмили в нашумевшем клипе Фаррелла Уильямса и Робина Тика «Blurred Lines», где она снималась топлес, а также в фильме «Исчезнувшая», где Бен Аффлек изменял с ней своей экранной жене. Кроме этих проектов, вы вряд ли встречали ее где-то еще, потому что последние два года девушке предлагают роли исключительно «горячих штучек», на которые она больше не соглашается. 

В своем эссе Эмили пожаловалась, что устала чувствовать вину за свою внешность. Только за то, что природа достаточно рано подарила ей завидные формы, окружение в лице учителей, одноклассников, родственников, родителей друзей призывало ее вести себя скромно, не выпячивать свою привлекательность и даже не носить слишком открытую одежду «дабы не провоцировать». Она то и в модели подалась только потому, что там сексуальность была нормой, и ей не приходилось так часто испытывать неловкость из-за своего размера груди или пухлых губ. 

Претензии актрисы вполне понятны, и она просит всего лишь пересмотреть свои взгляды на женскую внешность и не ставить штампы – если девушка красивая, значит она легкомысленная, глупая и поверхностная. А еще Эмили надеется, что режиссеры и продюсеры, несмотря на обилие в интернете ее фотографий в купальнике, смогут предложить актрисе другие киношные амплуа и не будут удивлены, узнав, что она из профессорской семьи, начитана, разбирается в искусстве и театре, превосходно пишет картины и имеет собственную политическую позицию. 

Но пока что этого не происходит. Сегодня, каким бы толерантным общество XXI века не было к афроамериканцам, трансгендерам или людям с нетрадиционной сексуальной ориентацией, оно все равно воспринимает женщину только через призму ее внешности. Получается, какой бы умной, образованной и талантливой не была любая условная Эмили Ратаковски, в сознании большинства она так и останется развязной девицей из клипа «Blurred Lines». 

Причем такая предвзятость касается не только женщин, обладающих модельными параметрами. Взять  хотя бы приятельницу Эмили, на ресурсе которой она разместила свое письмо, Лену Данэм. Внешне Лена – полня противоположность Ратаковски, но в свои 29 лет она успела написать отличный сценарий, срежиссировать, спродюсировать и сыграть главную роль в культовом сериале поколения «Девочки». И это, не считая участия в других ее экранных проектах, отмеченных престижными премиями, а также написанной книги и созданной вышеупомянутой онлайн-площадки с феминистическим посылом Lenny. Тем не менее, невзирая на все свои заслуги, каждое появление Лены в соцсетях и на официальных мероприятиях оценивается пользователями интернета фразами: «Какая же она страшная!», «Фу, толстая», «С такой внешностью ей нужно запретить вести Instagram!»,  «Зачем она разведется на экране? Это всё комплексы, да?». 

То есть за свой качественный, новаторский и интересный продукт женщина-режиссер и не надеется получить уважение. Максимум, на что она может рассчитывать  — это жалость: «Бедняжка, столько пашет. А что ей еще остается, с такой-то внешностью». 

Еще один пример, повыразительнее. Ну, например, Анжелина Джоли. Казалось бы, уж она-то должна стать истинным образцом для современных женщин, примером вдохновения и ролевой моделью: идеально сочетает не просто семью и карьеру, а большую семью и головокружительную карьеру. Снимает фильм за фильмом, ездит в экспедиции, пишет сценарии, воспитывает шестерых детей, исполняет обязанности посла ООН, занимается благотворительностью и, несмотря на перенесенные проблемы со здоровьем, человек практически не спит, чтобы сделать что-то полезное и значимое для мира. А что она слышит в ответ? «Да, Джоли уже не та. Ссохлась совсем, глаза запавшие. Наверное, все-таки больна» или «От красотки, которой она была во времена Лары Крофт, остались только губы». Да она последние десять лет и пять авторских фильмов положила на то, чтобы перестать, наконец, ассоциироваться с персонажем компьютерной игры!

И подобных примеров можно назвать еще миллион. Женщины в политике, говорите? О, это отдельная тема. Но так, навскидку, за прошедшие две недели главными новостями о женщинах в политике были предполагаемая пластика Анны Герман и новая прическа Юлии Тимошенко. О чем это говорит?

Вы скажете, что это нормально, всех критикуют. Но на самом деле не всех. Критикуют только женщин. Мужчин — оправдывают. Мы живем в мире, где Эми Шумер «смешная», а Бенедикт Камбербэтч – «харизматичен».  Где Виктория Бекхэм «постарела», а Дэвида Бекхэма «никогда не испортят морщины». Где Кэмерон Диас «расплылась» (что бы то не значило), а Леонардо ДиКаприо – «просто возмужал». 

И пока в этом мире царят двойные стандарты, ни о каком равноправии не может быть и речи.

Анна Опря